Ревякин П. Акварельная живопись. (Построение светотени).

 

В масляной живописи, обладающей широкой палитрой кроющих и лессировочных кра­сок, часто применяется основание средней яркости, на которое наносятся в тенях лессировочные краски, а в светах — корпусные. В масляной живописи, отправляясь от средней яркости основания в ту и другую сторону, можно уменьшить труд по углублению теней и выявлению бликов.

Светотень в акварели следует вести по ступеням светлоты. Работу нужно начинать с передачи света наибольших источников; после этого определять цветовое качество их и цвет освещенных ими мест; окрашивать подобранными красками блики и затем не трогать их до окончания работы. После покрытия наиболее ярко освещенных мест обрабатывают места, освещенные слабыми источниками света, от более светлых к более темным, все более и более погашая места, освещенные наименьшими источниками света окружающей среды.

Первой ступенью будет свет от наибольшего источника, который определяет светлоту и цвет бликов.

Второй ступенью будет свет от второстепенных по силе источников, которые опреде­ляют светлоту и цвет полутонов, собственных и падающих теней.

Третьей ступенью будет свет от наиболее слабых источников, который определяет силу и цвет рефлексов.

В солнечный день трем ступеням светлоты последовательно соответствуют следующие источники света:

1) прямой солнечный свет, дающий светло-желтые блики сильной освещенности;

2) свет голубого неба, вызывающий голубые полутона, собственные и падающие тени средней освещенности;

3) различные по цвету наземные предметы, дающие разноцвет­ные рефлексы слабой освещенности (рис. 49).

 

В пасмурный день ступеням светлоты последовательно соответствуют следующие источ­ники света: 1) белый рассеянный свет пасмурного неба, при котором на белых предметах появляются чисто белые либо чуть голубоватые блики средней освещенности, а на цветных предметах ярко выступают собственные цвета;

2) слабый свет окружающей среды, при­дающий мягким полутонам и теням серебристый оттенок;

3) еще более слабые рефлексы от земли и наземных предметов, имеющие по большей части теплую окраску и в силу смежного цветового контраста к общему голубовато-серебристому колориту всей картины золотисто-коричневый оттенок (рис. 51).

В интерьере, освещенном дневным светом от северной части безоблачного небосвода, ступеням светлоты соответствуют следующие источники света:

1) голубовато-белый свет неба, дающий яркие голубоватые блики на полированных предметах и яркие собственные цвета на фактурных;

2) отраженный свет от стен, дающий полутона, собственные и па­дающие тени по большей части теплого оттенка;

3) рефлексы от близко расположенных предметов соответственной окраски.

 

При передаче светотени важно также предварительно установить, каков свет наиболь­шего источника — прямой или рассеянный, так как в том или другом случае прием изобра­жения светотени будет различным.

Когда предмет изображения освещен прямыми лучами света главного источника, кар­тина получает однообразный колорит. На окраску изображаемых предметов влияют много­численные яркие одноцветные блики; собственные цвета мало заметны; светотень предметов обобщена однородными бликами, падающими и собственными тенями, имеющими резкие очертания; вся картина носит черты большого цветового единообразия при подавляющем преобладании общего колорита над собственными тонами предметов. Это одинаково относится как к прямому солнечному свету, так и к прямому лунному и прямому свету вся­кого сильного искусственного источника света.

 

Если главный свет рассеянный, то его влияние на характер колорита картины сказы­вается меньше благодаря его меньшей яркости и общей мягкости рассеянного света. В жи­вописной задаче на первый план выступает передача собственных цветов, наиболее насы­щенных и ясно воспринимаемых при рассеянном свете и при средней освещенности, которая, как известно, соответствует свету облачного дня или условиям освещения в мастерской. Исчезают яркие блики, резко отражающие прямой свет с характерной для него окраской, исчезают резкие очертания падающих теней, и появляются блики мягкие, на которых хо­рошо заметен собственный цвет предметов и другие индивидуальные их черты. Восприятие светотени, рельефа, положения предмета в пространстве определяется преимущественно обусловленным цветом этих предметов. Вся картина носит черты большого многообразия красок; единство картины создается обусловленными цветами полутонов и теней под влия­нием воздушной среды и рефлексов. Примером правдивой передачи рассеянного света мо­жет служить картина «Утро стрелецкой казни» В. И. Сурикова (рис. 17).

Рассеянный свет создает всестороннее освещение предмета, при котором значение соб­ственного цвета предмета возрастает, с той лишь разницей, что дневной рассеянный бе­лый свет не дает одноцветной окраски, в то время как лунный или искусственный свет придает предметам некоторую одноцветную окраску.

 

Отсюда возникают два приема построения светотени: первый от общего колорита пря­мого света к местному колориту отраженного света и собственным цветам, второй — от соб­ственного цвета предметов к их единой теневой и воздушной обусловленности. Для каж­дого приема существует и своя техническая последовательность построения светотени.

Для передачи прямого света применяется первый светотеневой прием, идущий от его общей окраски. В этом случае соблюдается последовательность построения светотени по ступеням светлоты окружающей световой среды с последующим введением собственных цветов.

В этом случае начинают с первой ступени светлоты, прокрывают всю картину цветом, соответствующим окраске света наибольшего источника — солнца, луны, электрической лампы, пламени свечи и т. д. Затем, оставляя места, освещенные прямым светом, прокры­вают вторым красочным слоем те, которые освещены источником света второй силы. При этом в пределы второго красочного слоя входят и места, которые освещены лишь источ­ником света третьей силы, со своей характерной окраской световых лучей, которые подле­жат дальнейшему покрытию. В пределах третьего красочного слоя будут находиться еще более темные места, доступные лишь более слабым источникам света, со своей характерной окраской и т. д.

 

Идя по ступеням светлоты от передачи света наибольших источников к свету наимень­ших, мы освоим первый способ построения светотени. Этот способ позволяет правильно изо­бразить светотень, которая образуется под влиянием прямого света; дает возможность по­следовательного, безошибочного исполнения, в особенности в тех случаях, когда картина делается по воображению; дает возможность действовать уверенно. Последовательность изобразительной работы при этом способе идет от общей цветовой подготовки к местным условиям освещения и к соответствующей цветовой обработке собственными цветами с цве­товой индивидуализацией теневых мест. Картины «На Оке» и «В гостях» А. Е. Архипова (рис. 5 и 10) могут служить примерами реалистической передачи прямого света.

Для передачи светотени рассеянного света применяется второй прием, идущий от соб­ственных цветов первой ступени светлоты к обусловленным цветам последующих ступеней. Здесь последовательность построения светотени производится по ступеням светлоты и обу­словленности собственного цвета в тенях и на дальних планах (рис. 51).

С применением второго приема все предметы прокрываются собственным цветом, уста­навливаются их цветовые соотношения, особенности фактуры, относительная насыщенность цвета и т. д. Затем, по мере погружения предметов в тень и в среду воздуха, собственному цвету предметов придается характерный оттенок, свойственный данной световой и воздуш­ной среде. Таким образом, вначале, в первой ступени светлоты, делается частичная, мест­ная цветовая подготовка, затем во второй ступени — разработка светотени деталей, фак­туры, передача цвета и обобщение его единообразными оттенками цвета окружающей среды — теневых местах. Индивидуализация и разработка освещенных мест ведется одно­временно с обобщением теневых.

Иллюстрацией последовательности построения светотени могут служить примеры изо­бражения архитектурных деталей в разных условиях освещения; первый пример — при яр­ком солнце (рис. 49), второй — при лунном свете (рис. 50), третий — при искусственном свете (рис. 52), четвертый — в условиях рассеянного света на открытом воздухе (рис. 51) и пятый — в условиях сумеречного света (рис. 53).

В первом примере (солнечное освещение) работа начата с общей цветовой подготовки. Затем положены полутона и тени, освещенные небом, и, наконец, рефлексы (рис. 49). Во втором примере (лунное освещение) нанесен вначале общий голубовато-зеленоватый тон, затем тени, освещенные небом, и темные, едва заметные рефлексы от зеленовато-серых предметов (рис. 50). В третьем примере (искусственный свет) сделана желтая подготовка, затем падающие и собственные тени в зависимости от окружающей световой среды и ре­флексы от соседних предметов (рис. 52).

При сумеречном освещении также применяется первый способ построения светотени — от общей окраски первостепенного света к нанесению собственного цвета изображаемых предметов. Четвертый рисунок представляет собой группу примеров, которые исполняются вторым способом (рис. 53), начиная с нанесения собственных цветов и установления их цветовых отношений и кончая светотеневой моделировкой, нанесением цветов, обусловлен­ных тенями и воздухом.

Последовательность построения светотени играет методическую роль. На практике по техническим и другим каким-нибудь соображениям может случиться, что последователь­ность должна быть несколько изменена. Работа с натуры, например, очень часто ведется в различной последовательности. Значение двух основных способов последовательности на­несения светотени заключается в том, что о ни служат методическим руководством для сознательного, продуманного и прочувствованного подхода к решению колористических за­дач. Указанные способы могут быть применены полностью или скорректированы в соот­ветствии с особенностями изображения, могут быть сочетаемы при определенных условиях передачи колорита. Эти способы приведены здесь для того, чтобы научить последовательно мыслить, чтобы творчески использовать возможности технических приемов.

Сопоставляя два способа нанесения красок — от светотени к цвету и от цвета к светси тени,— следует заметить, что оба они не являются условными или отвлеченными приемами. Оба они исходят из реальной действительности и правдиво передают состояние освещен­ности. И если произвести наблюдения над прямым и рассеянным светом, то можно всегда установить, что при ярком прямом свете солнца, луны или лампы во внешнем облике пред­метов выступает на передний план рельефная светотень с однообразными по цвету бликами, а при рассеянном свете пасмурного неба или рассеянном искусственном свете — цвет.